Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Национализм — это война, я это знаю, я родом из региона, который полон кладбищ.
Эммануэль Макрон, президент Франции
Latviannews
English version

Сергей Агапкин: «Не дай голове расколоться!»

Поделиться:
Сергей Агапкин.
Каждый четвертый человек на Земле страдает от регулярных головных болей. Причем более 60% жалуются на то, что назначенное им лечение не помогает. Почему? Можно ли справиться с этим недугом, не глотая кучу таблеток? Возможна ли профилактика головных болей? На все эти вопросы специально для читателей «Открытого города» отвечает известный российский теледоктор, ведущий самой рейтинговой программы о здоровье «О самом главном», врач-реабилитолог Сергей Агапкин.

А поводом для нашего разговора стала его новая книга «Не дай голове расколоться», которая вышла в издательстве «ЭКСМО» и скоро появится в рижских магазинах. «С головой болью не нужно жить, ее нужно лечить!» — утверждает доктор.

Группы риска

Сергей Николаевич, почему вы взялись за книгу о головной боли? Принято считать, что это не такая важная проблема, «сама пройдет».
На самом деле, это очень глубокое заблуждение. Давайте посмотрим на статистику. Она говорит, что как минимум 90% населения нашей планеты головная боль в течение жизни посещает, а значительная часть из этого населения имеет головную боль, как минимум, раз в месяц.

В реальности, конечно, цифры еще более пугающие, потому что 30–40% населения страдают так называемой эпизодической головной болью. Это означает, что она бывает раз в неделю, два раза в неделю. Причем если у многих речь идет, например, о головной боли напряжения, которая не мешает человеку работать, хотя качество жизни существенно снижается, то у некоторых людей это головная боль типа мигрени, при которой они не только страдают от самой боли, но и вычеркивают 2–3 дня из своей жизни — настолько плохое у человека самочувствие, что он не может ничего делать, не может работать, не может уделять внимание семье.

Существуют и более тяжелые случаи — это так называемая кластерная головная боль. Мучения страшные, люди из окна выпрыгивают, когда у них так голова болит. Головная боль входит в десятку самых распространенных заболеваний, сопровождающихся инвалидностью. Многие люди страдают от этих проблем по 30–40 лет.

Исследование, проведенное в Великобритании, показало, что только от одной мигрени ежегодно пропадает 25 миллионов трудовых или учебных часов. В Европе на лечение головных болей ежегодно тратится более 43 миллионов евро, в России — около 90 миллиардов рублей. При этом только от 2 до 5% головных болей являются симптомами угрожающих жизни состояний. Остальные поддаются лечению!
 
Певица Валерия в окружении ведущих телепередачи «О самом главном» Михаила Полицеймако и Сергея Агапкина.
Новая книга Сергея Агапкина скоро появится в рижских магазинах.
Агапкин называет свою передачу санпросветработой на телевидении.
И звезда с звездой говорит: Сергей Агапкин и Максим Галкин.
Возрастных ограничений при занятиях йогой быть не может, утверждает Агапкин.
Есть ли группы риска у этой болезни? Кого она больше «любит» — мужчин или женщин, старых или молодых?
Тенденции говорят, что чаще от головной боли страдают женщины. Почему-то вот так сложилось, и это преимущественно женщины средних лет, начиная от полового созревания, заканчивая менопаузой, то есть, в основном, детородный период. Получается, краса, гордость человечества страдает от этого в лучшем случае раз в месяц, а в худшем, 2–3 раза в неделю.

Что касается группы риска, то она не одна. На самом деле существуют разные типы головной боли и у каждого — свои группы риска. Какие-то типы головной боли характерны, например, для людей, ведущие малоподвижный образ жизни. Относительно той же головной боли напряжения статистика говорит о том, что люди, которые двигаются мало, значительно чаще ею страдают. Если мы берем людей, которые ведут очень активный образ жизни, они тоже часто страдают от головной боли, но это чаще так называемая венозная головная боль или головная боль воскресного утра. То есть когда человек встает, у него тяжелая, опухшая голова. Это часто бывает у людей, которые много времени проводят в фитнес-зале, поднимая тяжелое железо. В действительности каждый вид головной боли имеет свои предпочтения.

Самая опасная боль — неожиданная

Назовите, пожалуйста, сигналы опасности при головной боли, которые нельзя оставлять без внимания.
Основной сигнал опасности, на который ни в коем случае нельзя просто махнуть рукой — это если у вас какая-то необычная головная боль. Необычная — это значит, что у вас ее никогда не было, она впервые такая появилась. К таким сигналам относится громоподобная головная боль, когда по десятибалльной шкале у человека безо всякого предупреждения вдруг возникает боль на 9–10 баллов.

Расскажу о ситуации, с которой я столкнулся. Милая девушка, 26 лет, никаких проблем со здоровьем в прошлом. Пошла на дискотеку, вернулась ночью домой с внезапно возникшей очень сильной головной болью и тошнотой. Родственники сердобольно дали аспирин. Улучшения не было, появилась спутанность сознания и проблемы с речью — списали на употребление алкоголя и дали еще аспирина. Когда спустя почти сутки (!) ситуация не улучшилась — вызвали «скорую». Диагноз: геморрагический инсульт (при котором аспирин только ухудшил ситуацию), парез левой половины тела. Не работает рука, плохо работает нога, есть нарушения мимики. Все это могло бы сложиться иначе, обрати родственники внимание на один важный признак — впервые возникшая громоподобная боль.

Опасны любые неврологические нарушения — когда человеку кажется, что он стал внезапно хуже видеть или хуже слышать с появлением головной боли, когда он чувствует какие-то необычные ощущения в теле — онемение, покалывание, мурашки и все это продолжается дольше часа. Это однозначно так называемые «красные флаги». В таких ситуациях не надо принимать никаких обезболивающих таблеток, а как можно быстрее вызывать врача.

Доктор, а почему не всегда помогают таблетки? В вашей книге есть целая глава о том, что 60% больных лечат неправильно.
Поясню. Несмотря на то, что существует международный классификатор головной боли, международное общество по ее исследованию, имеется масса этих самых исследований, есть даже специализированный журнал «Головная боль», — мы не можем сказать, что головная боль является самостоятельным заболеванием, она всегда от чего-то.

По статистике неврологов, 95–98% головных болей — это так называемые первичные боли, которые не сообщают нам о каком-то тяжелом заболевании типа сахарного диабета, почечной недостаточности и прочем другом. Тем не менее у всего должна быть какая-то причина. В каких-то случаях это патологически расширенные артериальные сосуды. В каких-то — патологически расширенные вены. Нередко — гипертонус мышц шеи и головы. Или биомеханически неправильное положение шейных позвонков. Может быть, повышенное внутричерепное давление. А может быть, как ни парадоксально, злоупотребление обезболивающими препаратами — существует и такой вид головной боли.

То есть на самом деле разные типы головной боли имеют разные механизмы возникновения и развития, и, как следствие, они должны лечиться разными лекарствами. А вот тут возникает самая большая проблема. Потому что во многих случаях головные боли разных типов, которые лечатся разными лекарствами, по описанию могут быть весьма похожи друг на друга. А поскольку, несмотря на развитие высокотехнологичной медицины, до сих пор диагноз головной боли ставится исключительно на основе жалоб больного, то все методы исследования, типа рентгена, МРТ, нужны для того, чтобы отмести всевозможные «красные флаги», жизнеугрожающие патологии, которые могут иметь симптомы головной боли — рак, инсульт, аневризму сосудов головного мозга и т.п.

Диагноз же первичной головной боли ставится исключительно по описанию больного. И тут мы сталкиваемся с чем? Неврологу в поликлинике на то, чтобы просто обследовать больного, выслушать его жалобы, заполнить документы, назначить лечение, отведено в среднем 15 минут. За это время он должен задать огромное количество вопросов, проанализировать их, на основании этого сделать выводы, в некоторых случаях провести какое-то дополнительное исследование и после этого назначить правильное лечение.

Естественно, что вероятность этого крайне мала. Плюс ко всему на многие вопросы пациент просто не в состоянии ответить правильно. Человеку задают вопрос: как часто у вас болит голова? В его понимании часто — это может быть раз в месяц, в понимании другого человека не часто — это может быть один раз в неделю. Все очень индивидуально. Многие люди испытывают колоссальные затруднения при вопросе: насколько сильно у вас болит голова? Как ответить на такой вопрос? Врачи придумывают специальную цифровую шкалу боли, от 0 до 10, где 0 — это отсутствие боли, а 10 — это самая страшная боль, которую только можно представить.

Одна из основных проблем — с одной стороны, дискоммуникация врача и пациента, обусловленная дефицитом времени, а с другой — это несовершенство классификации головных болей, о чем в общем большинство продвинутых неврологов прекрасно знают. Именно поэтому они классификацию непрерывно совершенствуют. Сейчас основной является Международная классификация головных болей -2 (МКГБ-2), но на смену ей неврологи уже готовят следующую, где учтены какие-то определенные ошибки на основании проведенных исследований.

Профилактика может не стоить ни копейки

Можно ли предотвратить головную боль? Существует ли ее профилактика?
Как ни странно, да. Если мы говорим о фармакологической профилактике головной боли, то здесь на первое место выходят не обезболивающие препараты, а антидепрессанты, транквилизаторы, препараты из группы бета-адреноблокаторов, на первый взгляд, препараты для лечения тахикардии, гипертонии. Исследования показывают, что правильно подобранные схемы приема таких лекарств делают приступы головной боли реже и менее выраженными.

Если мы говорим о немедикаментозных средствах профилактики, то они существуют уже на протяжении многих сотен лет, очень активно применяются. Более того, исследования показывают, что эффективность их не уступает современным фармакологическим препаратам. Это, например, аутогенная тренировка, медитация, занятия йогой.

Существует большое количество исследований, которые говорят, что занятия йогой существенно снижают частоту и интенсивность приступов головной боли. В том числе российские исследования показывают, что йога, например, эффективна для профилактики лечения мигрени, для профилактики лечения цервикогенных (исходящих из шейного позвоночника. — Ред.) головных болей, в некотором смысле это психотерапия.

Тот вид головной боли, который называют головной болью напряжения, — очень зависит от эмоционального состояния человека, а оно, в свою очередь, от его поведенческих когнитивных установок. Иногда человеку кажется, что у него за спиной шепчутся и не очень хорошо к нему относятся, он по этому поводу напрягается, это приводит к гипертонусу мышц, что в свою очередь ведет к появлению головной боли. Так что способы профилактики — они, безусловно, есть, и в значительной степени находятся в руках самого человека. Причем не стоят ни копейки.

Холодный компресс из крокодила

Интересно, как избавлялись от головной боли в древние времена?
Как ни удивительно, но древность в этом смысле породила совершенно разные вещи. Если мы вспомним Древний Египет, то там, например, существовал ритуал привязать к больной голове человека крокодила. Видимо, в виде какого-то холодного компресса, поскольку он — земноводное и прохладный. Если мы будем говорить о древних индейцах, то они могли не полениться и пробить человеку дырку в голове, чтобы избавить от головной боли, трепанировать череп. А если мы возьмем Древнюю Индию, то там, на первый взгляд, поступали варварски, вдувая в нос человеку порошок имбиря.

Любопытно, что именно этот метод взяла себе на вооружение современная медицина. Для так называемых невралгических болей используется капсаициновый спрей, из красного перца, который впрыскивают в нос при очень сильных приступах головной боли. Современные нейрофизиологические исследования показывают, что если воздействовать на определенные рецепторы с помощью вот этих раздражающих средств, горчичников, красного перца и т.д., то можно добиться существенного уменьшения боли.

Так что в древности люди были не совсем уж глупыми, у них существовали достаточно разумные рекомендации.

Чем заменить таблетки

Судя по вашим выступлениям, вы противник медикаментозного лечения головных болей и сторонник йоготерапии. Это так?
Я не противник медикаментозного лечения. Наоборот, в определенных случаях я скорее посоветую вам не заниматься ерундой и скорей принимать препараты.

Тем не менее, как и большинство специалистов, которые работают с пациентами, я вижу, что современный человек и так имеет избыточную медикаментозную нагрузку. Большинство людей принимает огромное количество лекарств. И чем старше возраст человека, тем этих лекарств больше. Зачастую они могут совершенно непредсказуемым и парадоксальным образом взаимодействовать друг с другом. Поэтому при любой удобной возможности серьезные специалисты стараются минимизировать лекарственное воздействие. Если можно избавиться от головной боли с помощью немедикаментозных средств, то любой невролог вам скажет, что это однозначно хорошо.

Ваши рекомендации основаны на личном опыте или научных исследованиях?
Что касается йоги и йоготерапии, эти способы реально работают. Если мы возьмем с вами базу Кокрановского сообщества (международная некоммерческая организация, изучающая эффективность медицинских технологий. — Ред.), которое является непререкаемым авторитетом в области доказательной медицины, мы найдем там 56 статей относительно того, при каких заболеваниях йога действительно помогает.

А в международной сети научных публикаций PubMed существуют уже тысячи исследований, посвященных йоге, и сотни исследований, посвященных йоготерапии. Это и боль в спине, это патологии плечевого сустава, это головные боли, это функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта и т.д. В действительности огромное количество научных исследований подтверждает, что йоготерапия работает.

По этой причине мои рекомендации основаны не на личном опыте, потому что я, к сожалению или к счастью, отношусь к людям, у которых голова болит крайне редко, а на современных научных исследованиях. Я ориентируюсь на понимание анатомии и физиологии, на современные клинические исследования, которые проводятся по стандартам доказательной медицины, и только это считаю правильным.

Йоготерапия для ответственных людей

Всем ли подходит йоготерапия? Может быть, существуют возрастные или еще какие-то ограничения?
Основное ограничение заключается в том, что йоготерапия — это активная терапия, в которой весьма велико влияние самого человека. Если он не будет привержен этой терапии, если он не будет ее практиковать, то дожидаться позитивных эффектов не стоит.

Первый и самый большой недостаток — то, что йоготерапия подходит только ответственным людям, которые готовы сами себе помогать. Второй — то, что для йоготерапии нужен хороший преподаватель, не просто человек, который скажет: «Я — преподаватель йоги», а тот, который действительно имеет какой-то базис, понимает происходящий процесс, по крайней мере, особенности построения физической тренировки, механизмы воздействия упражнений. В идеале, конечно, если мы говорим о терапии, это человек, который имеет представление о патанатомии и патофизиологии.

Возрастных ограничений при занятиях йогой быть не может, поскольку йога является одной из разновидностей двигательной активности, движение не может быть противопоказано человеку, пока он жив. То есть сейчас вся современная реабилитация строится на как можно большем включении движения. Знаменитую фразу: «в движении жизнь в движении» — сейчас можно перефразировать, потому что большая часть исследований говорит о том, что «в движении здоровье в движении».

Можно ли лечиться на основе вашей книги самому, без тренера и врача?
В 80-е годы, когда я сам начинал заниматься йогой, меня тоже мучил вопрос, можно ли заниматься по газетным статьям, по статьям в журналах «Наука и религия», «Техника молодежи» и т.д. Мне один умный человек в то время сказал: знаешь, хорошая книга однозначно лучше, чем плохой учитель. Поэтому если нет возможности найти квалифицированного тренера, то можно заниматься на основании книг.

Я знаю достаточно много специалистов, которые начинали свои занятия с освоения литературы, и при этом значительно больше и умели, и знали, и могли, чем через какое-то время их коллеги, которые учились у именитых учителей. Поэтому выбирайте сами. Безусловно, хорошо иметь грамотного тренера или сведущего врача, который будет вам помогать и рекомендовать. Но если его нет, книга — тоже учитель.

Лечебные шоу

Вы ведущий популярной телепрограммы «О самом главном». Это больше шоу, сеансы гипноза или реальное лечение? И вообще — можно ли вылечить людей по телевизору? Ведь общих болезней нет...
На самом деле шоу — это форма донесения информации. Так же, как и реальное лечение. Когда суровый врач после личной беседы пишет вам на рецепте название препарата, он вас информирует о том, что при вашем заболевании надо пойти в аптеку и купить лекарство.

Когда вы слышите с экрана телевизора, что при таких-то симптомах вам надо незамедлительно обратиться к врачу, это тоже информирование. Оно, безусловно, популярное, потому что оно рассчитано на большую массу, но тем не менее, это информирование о здоровье — о том, чего следует избегать или, наоборот, необходимо делать, о принципах диспансеризации, какие анализы сдавать, каких методов лечения избегать, каких, наоборот, придерживаться. То есть это все информирование, то, что когда-то, в советские еще времена, называлось санпросветработой, санитарно-просветительской деятельностью.

Раньше формой санпросветработы было, например, рисование стенгазет. Я еще застал времена, когда мы рисовали стенгазеты, от нас требовали, чтобы мы их вывешивали в отделениях. А по факту получается, что сейчас то же самое может быть с экранов телевизоров, просто потому что на стены никто не смотрит, если на них не висит телевизор.

Поэтому я отношусь к своей работе в программе «О самом главном» как к санитарно-просветительской деятельности, то есть информированию людей о медицине. Да, это происходит популярным языком, понятным людям, потому что у нас не специализированный медицинский канал, который смотрят только врачи. Мы делаем программы для обычных людей, которые живут в нашей стране и которым часто надо одни и те же вещи много раз повторять на разных примерах.

В России вы признаны телевизионным врачом, которому аудитория доверяет больше всего. Чем вы сами объясняете секрет такого высокого доверия?
Если честно, я думаю, это связано с тем, что я достаточно серьезно отношусь к тому, что мы делаем на программе. Мне не все равно, о чем будет наш следующий эфир, какой специалист к нам придет, о какой болезни мы будем говорить. Это в принципе то, что мне до сих пор интересно самому — общаться с теми же учеными, которые на текущий момент находятся на самом фронтире современной науки. Для меня это большая честь и великий шанс.

С другой стороны, для меня очень важно, чтобы то, что мы излагаем, не противоречило моим внутренним убеждениям. Я очень надеюсь, что именно это является причиной того, что мне доверяют. Хотя я не могу знать точного ответа на этот вопрос.

Вы написали около десятка книг, но одной из ваших «любимых» тем остается тема питания. Вы даже сняли фильм «Тайны еды, или Секрет похудения». Нашли ли вы для себя формулу правильного питания?
На самом деле, как это ни парадоксально, формулы правильного питания известны еще с 70-х годов ХХ века, тогда, когда академиком Уголевым была сформулирована концепция адекватного питания. Эта непревзойденная концепция на текущий момент является составной практической частью большой науки трафологии, науки о питании. Мне кажется, это то, что человечество будет перерабатывать и осмысливать на протяжении еще нескольких десятков лет.

Из того, что описал Уголев в своих работах в 70-е годы, многие вещи сейчас открывают заново, получают за них Нобелевские премии, все рукоплещут, забывая о том, что это уже было открыто 50 лет назад.

Как вы справляетесь с популярностью, не мешает ли она вам?
Она мне совершенно не мешает, я живу в Подмосковье, пользуюсь общественным транспортом, хожу в обычные магазины. Честно говоря, меня в большинстве случаев и не узнают, да, в общем, если и узнают, я не вижу в этом какой-то проблемы.

Наталия Арзамасцева/«Открытого города»

Фото: архив Сергея Агапкина




29-03-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№6(111)Июнь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Виктор Болбат: "Baltic International Bank" на пути к сильному инвестиционному банку"
  • Посол Латвии в России смотрит на диалог с соседями с оптимизмом
  • Николай Травкин: "В Кремле нет гениев, но там нет и идиотов"
  • Писатель Евгений Водолазкин: "Исправить политиков могут только коты"