Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Просвет появляется именно в тот момент, когда уже кажется, что все усилия напрасны.
Джеймс Хедли Чейз, английский писатель
Latviannews
English version

«Все-таки любовь — это действие»

Поделиться:
Любовь Аксенова/Creative Commons/FOX trailers
Ее звезда взошла в фильмах таких разных режиссеров, как Михаил Сегал, Петр Буслов, Клим Шипенко, Юрий Мороз, Константин Богомолов, Григорий Константинопольский, Роман Каримов. Все они говорят о таланте и профессионализме молодой актрисы, для которой не существует границ амплуа и жанров. Новый остросоциальный сериал с Любовью Аксеновой в главной роли, вышедший на платформе KION, уже вызвал бурную реакцию в Сети и всплеск интереса к актрисе. Знакомьтесь: Любовь Аксенова.

Коротко говоря, «Почка» — темпераментное драмеди об одной взяточнице, оказавшейся у черты между жизнь и смертью. Героиня Любови Аксеновой — Кармен эпохи клептократии. Инспектор пожарной безопасности не женщина — огонь в Balenciaga, на шпильках, без стыда и совести обирающая и старых, и младых: и рестораны, и колледжи, и церковь. Стоит лишь помножить датчики на метры, и деньги потоком текут в общий коррупционный котел. Стерва стопроцентная, беспримесная, безжалостная — и страшно притягательная. Однажды узнает, что у нее отказали почки. Есть три месяца, чтобы найти донора. Лучше — среди родственников, тех самых, с которыми отношения давно прерваны… за ненадобностью.

Авторы проекта — дебютантки Мария Шульгина и Елизавета Тихонова, шоураннер — Авдотья Смирнова, среди продюсеров — Александр Плотников, Борис Хлебников, Игорь Мишин, в ролях — много достойных актеров. Но главный магнит сериала — героиня Любови Аксеновой с ее зашкаливающей жаждой жизни.

История про плохого человека, который вынужден совершать хорошие поступки

Вы играете мерзавку, которая не просто плоть от плоти коррупционной системы, но сама ее мотор. Когда вы играете плохого человека, где выискиваете эти краски?
Мне, как и всем, наверное, артистам, интересно играть сложных, неоднозначных людей. Наташа манит своим отрицательным обаянием, она своего рода диккенсовский Скрудж. Как вдохновляюсь, где это беру? Не буду открывать Америк, в каждом человеке букет минусов и плюсов. Я не исключение. Так что в первую очередь все — из себя. Авдотья Смирнова объясняла, что «Почка» — смешная история про плохого человека, который под давлением обстоятельств вынужден совершать хорошие поступки». На этот раз я пользовалась новой методикой, которую еще изучаю. Она позволяет актеру понять, как другой человек воспринимает мир. Например, Наташа воспринимает мир как компьютерную игру, в которой она единственный игрок. Это отличается от моих взаимоотношений с миром.


Я читала про психологические, психофизические методики, которые вам помогли погрузиться в роль героини сериала «Настя, соберись!» Там внутри вашей архитекторши Насти жило пять разных субличностей.
«Настя, соберись!» сделана по-другому. Там нам с создателями помогла теория структуры личности Ассаджиоли — собственно, на этой внутренней множественности и основана вся история. Здесь не столько психологическая — больше актерская методика, помогающая погружению во внутренний мир другого.

Кажется, для вас каждая роль — школа.
Буквально вчера думала об этом. Мне нравится относиться к каждому персонажу как к возможности чему-то научиться. Это меняет оптику, ты уже не осуждаешь, а ищешь: чем же он интересен?

Чтение Шекспира с листа

Когда вы поехали в Лондон — поучиться, чему вы там учились?
Хотелось улучшить английский язык, произношение. Там же я нашла актерский класс, где обучают читать Шекспира. Сложное оказалось дело для меня, никогда не читавшей Шекспира в оригинале.

Читали монологи вслух?
Да, чтение Шекспира с листа. И тут же проигрывание каких-то отрывков. Там было несколько этапов обучения, которые я проходила.

Сейчас целый десант российских актеров снимается в Америке и Европе: Кузнецов, Борисов, Колокольников, Никита Ефремов. Чем вызвана эта востребованность? Или это их собственная энергия, желание там работать?
Честно говоря, давно наблюдаю за интересом к актерам из России. Мой интернациональный агент из Ирландии, Ричард, рассказывал, с каким вниманием кастинг-директора относятся к нашим актерам, они ценят российскую арт-школу, смотрят наше кино, ищут новые лица. Опыт Юлии Снегирь и Светланы Ходченковой — хороший пример того, что это движение набирает обороты.

У меня простое объяснение: новое поколение актеров серьезно занимается языком, а незнание языка было главным тормозом для продвижения на Запад.
Соглашусь. Однако есть прекрасный пример Саши Кузнецова, вы, наверное, слышали. Когда его утвердили в проект «Мой легионер», он не знал французского, но не признался в этом. Выучил текст наизусть, а по ходу съемок спешно учил и язык. Выясняется, что преграды можно перепрыгивать.

Это драмеди

Как в любимом студенческом анекдоте. Нашего студента спрашивают: «За сколько выучите китайский, чтобы его сдать?» Ответ: «Методичка есть? Тогда докурю и иду сдавать». Но вернемся к «Почке». Страшное в форме комедии — тренд времени. Комедия, смех помогают справиться с проблемами?
Увидеть юмор в тяжелой ситуации — в этом есть что-то терапевтическое.

А не замыливается ли сама проблема: коррупция, тяжелая болезнь, мизогиния — в комедии, в гэгах, в эксцентрике?
Мне кажется, нет, не замыливается, это драмеди. Тут юмор выстраивается для того, чтобы подчеркнуть сложность, а значит, и абсурдность ситуации. Наш продюсер Борис Хлебников говорил, что «Почка» — комедия о смысле жизни. Героиня, казалось бы, последняя сволочь, но, узнав свой диагноз, пытается осмыслить жизнь и начинает невольно разбираться с собой, своими близкими и с семьей.

Вы сказали, что Наташа мир воспринимает как игрок в компьютерную игру, она вообще во многом символ нашего времени. Активный деятель коррупционных схем, плавает в них, как рыба в воде. Привычка к коррупции, взяткам, «своизму» как норме жизни — сегодняшний строй общества. «Ты этого достоин!»
Мне кажется, все сложнее. Для Наташи нет ничего святого: «хочу — беру». Но она в этом безупречно честна и себе не лжет. Не всегда вижу такую честность в людях. При разборе сценария и попытке понять героиню мне стало очевидно, что она ведет себя абсолютно в соответствии с условиями, в которых росла, в которых находится. Конечно, она заигралась. Мне кажется, по мере развития сюжета она начинает понимать, что поступки и слова возвращаются бумерангом, и это заставляет ее «придержать коней».

А что значит «безупречно честна»?
В первую очередь, не врет себе. Люди зачастую обманывают себя, оправдывая одни поступки другими, более положительными. Наташа же, если чего хочет (например, обмануть), то так и сделает, без рефлексии и самооправданий. В этом и заключается ее честность — она без надуманностей и раздвоенностей.

Ну да, всего лишь просто коррупция и эгоизм текут в ее венах, никакой раздвоенности. Она сильная, волевая, глава семьи при слабом муже, но мне не кажется, что это честность. Она слита с системой, оседлала ее для личной выгоды. Таких персонажей часто вижу по телевизору.
Наташа — не высокого уровня развития человек. Она, увы, просто зеркалит наш мир. Потребляет, не пытаясь преобразовать.

Запретить — легче всего

Вам везет на темных, «не романтических» персонажей. Начиная с прекрасной девы из «Рассказов» Сегала, у которой в голове полная каша, и герой кричит ей: «О чем с тобой трахаться!» Или стерва Вася, помешанная на астрологии и фэншуе, из эксцентрической комедии «Гуляй, Вася!»
Мне кажется, моя девушка из «Рассказов» хоть и не умна, но способна любить. И в этом смысле они с Наташей антагонисты. Наташа по природе своей не может быть жертвой и не будет кого-то умолять остаться, она сама кого хочешь оставит, остановит, еще и в горящую избу войдет.

Когда журналисты — Юрий Дудь, например, — пристрастно расспрашивают вас о съемке секс-сцен, это неудивительно. Вы, наверное, чемпион среди коллег по числу подобных эпизодов. Как вам кажется, чем вызвано число подобных предложений, причем чаще всего в комедийном жанре? Как в фильме «Глубже», где вы играете порноактрису.
Так вышло. Если сниматься зовет хороший режиссер, есть хороший сценарий и возможность развития, то, конечно, я говорю «да». К примеру, если зовет Михаил Сегал, я долго не размышляю. И «Рассказы», и тем более, когда появилось «Глубже!» на горизонте, сразу было понятно, что я хочу сделать это.

По поводу секса в кадре — да, для меня это тоже загадка, почему меня зовут. (Смеется.) Я не собираюсь исключать такие сцены из потенциальных сценариев, но необходимость обнажения обсуждаю с каждым режиссером. И мы решаем, сходимся в этом или нет. Я с уважением отношусь к любым художественным направлениям, в том числе к эротическому триллеру, все зависит от уровня задачи и режиссуры.

В этом смысле вы исключаете самоцензуру, ханжеские установки нынешнего времени на запрещение «интимных сцен»? Некоторое время назад мы с Михаилом Сегалом обсуждали ваш фильм «Глубже», он говорил, что разрешение сексуальных сцен на сцене или в кино — отчасти способ выпускания пара, подачки свободе, то есть про политику нельзя, а про секс можно. Но сегодня уже и про секс нельзя. Как вам кажется, идут ли на пользу кино запреты?
Когда я слышу о запретах, первая реакция — возмущение: как можно запрещать свободу творческого высказывания? С другой стороны, мы живем в обществе, и не учитывать пожелания определенных зрителей или институций невозможно. Вот эти качели… На самом деле это философские вопросы — следует ли ограничивать свободу творчества и кто вправе эти ограничения устанавливать? Есть ли какая-то середина, чтобы всем было хорошо?

А не проще ли поставить возрастные ограничения, чем запретить всем всё?
Запретить — легче всего, гораздо сложней найти какую-то середину, чтобы у каждого была свобода выбора.

Мышцы профессии

Слышала, как скрупулезно готовитесь к ролям, наращивая техничность, мышцы профессии, знаю, какие у вас толстенные исписанные тетрадки. Кстати, вы их собираете?
Да. Одно время я их выбрасывала, потом подумала, что там часть пластика, который не переработается, поэтому просто их складываю. Мои тетрадки — это сценарий, который я специальным образом печатаю для себя, чтобы удобно было делать заметки, плюс тетрадь для разных записей и заметок, пометок и идей. У меня и телефон забит аудиодорожками. В этом плане мы с вами схожи — столько записей в диктофоне!

Я записываю пробы голоса, какие-то мысли, находки, то, как мы работаем с моим актерским коучем, записываю разговоры с людьми, которые чем-то походят на персонажей. Записываю диалоги с психологом, в которых пытаюсь выяснить что-то. С различными учеными, если требуется по теме фильма. Все это потом переслушиваю, чтобы перенести себе в тетрадку. Диджитал-ресурсы и вот такая старомодная книжка. Мне с ней спокойно. Не нужно с собой носить телефон, в который стараюсь во время работы не смотреть. Один раз заглянешь — пиши пропало, начинаешь листать письма в почте. А в книжке сконцентрирована вся твоя жизнь в процессе съемки.

Станете народной артисткой, сделаем такую хеппенинг-выставку «Способ постижения профессии и погружения в тему». А насколько глубоко вы погружались в тему донорства, в эти драмы, в бесконечные листы ожидания донорской почки? Когда люди, не дождавшись пересадки, погибают.
Наши сценаристки Лиза Тихонова и Мария Шульгина сделали целое исследование этой проблематики и стали моими проводниками, они рассказали, как люди стоят в очередях, как проходят такие операции — по пересадке почки, как устроена эта система в нашей стране, а как во всем мире. Я читала много материалов, и у нас на площадке были консультант и медсестра, которая работает в клинике с людьми, переживающими этот страшный недуг. Но в этот раз я в большей степени работала по выстраиванию персонажа, его развития. Мне кажется, Наташа получилась живой и настоящей. Это результат опытов и трудов: я работала с телом, с голосом, с взглядом, с самой личностью.

Наташа оказывается в эпицентре проблем трансплантологии. И здесь уже неразделимы проблемы личные и социальные. Вот мы говорили о коррупции или о цензуре как признаке авторитарного государства, все это связано и с медициной. И когда в нашей стране какое-то время назад после громкого процесса над врачами 20-й больницы заморозили трансплантологию, сколько погибло больных людей! Об этом всегда говорит замечательный доктор Сергей Готье, директор Центра трансплантологии. То есть все связано. И как нас — живых людей, журналистов, актеров — отделить от системы, которая последовательно движется к авторитаризму? Как обрести внутреннюю независимость в наших условиях обитания?
Думаю, существуют способы сохранить себя. И наш сериал «Почка» — возможность поговорить с обществом на важные темы, о которых не очень-то принято вслух говорить. Сейчас, когда сериал идет, мне звонят, пишут, спрашивают: а действительно это такая проблема? Правда, что я не могу своей жене почку отдать? А действительно можно почку купить? Мне кажется, хорошо, что такие вопросы поднимаются. Что-то зашевелилось вокруг этой темы. Для меня важный показатель — что остается после просмотра фильма или сериала. Запускается ли поиск ответов на вопросы, поднятые в проекте.

А касательно независимости я для себя решила: буду делать то, что в моих силах и компетенции. При этом всегда переспрашивая себя, я ли сейчас хочу это сделать. Важно помнить о том, что человек — это создание, которому легко внушить ту или иную информацию, изменив тем самым его взгляд. Поэтому так важно помнить про личные ценности и с уважением относиться к другим — думаю, так можно сохранить себя.

Отходов хватает и в Гоа

Если продолжить тему сохранения себя, расскажите про ваши экологические проекты.
Мне давно хотелось сделать что-то реальное. Все-таки любовь — это действие. И так как я люблю лес, природу… я начала действовать. Мы с мужем убирали в лесопарке рядом с домом. Потом переехали в другой лесок, во второй, в третий. Потом начали собирать друзей. Потихоньку это превратилось в экопроект, который занимается и исследованием, и просветительством. Мы изучаем возможности осознанного разумного потребления. Привлекаем все больше людей, показывая пример. Приятно, что, когда выходим в лес, прохожие подходят, интересуются и тут же реагируют: «Сейчас наденем сапоги и вернемся». Есть отклик в Сети. Нас поддержали звездные коллеги. Можно уповать исключительно на правительство, а можно уже сегодня делать мир вокруг себя гармоничней. Я в это верю.


Согласна, мы тоже убирали пруд, берег которого был завален пакетами, бутылками. Это было весной прошлого года. Вывезли кучу черных мешков. Так вот, в этом году берега пруда практически чистые. Наверное, рука не поднимается в такую красоту мусор выбрасывать.
Мы тоже заметили: убрали лес раз, два, потом там кто-то мусорки поставил. Так и поведение людей начинает меняться.

Люба, связь прерывается, где вы сейчас?
Я в Индии, в штате Гоа. Люблю это пространство, людей, которые здесь живут, и нам нужен был отдых, перезагрузка. Из-за пандемии добраться сюда стало настоящим приключением. Туристов совсем немного, место осталось прежним, чему я очень рада. И кстати, отходов и здесь для уборки вдоволь.

Лариса Малюкова, обозреватель «Новой»

novayagazeta.ru



 
14-01-2022
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№05(146)Май 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Дайнис Путвикис готов производить в Латвии тесты на COVID-19
  • Ядерное будущее латвийской энергетики
  • "Новая газета. Европа" приземлилась в Риге
  • Виталий Манский - свидетель Путина
  • Русская мода возникла из мундиров