Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Быть абсолютно честным с самим собой – хорошее упражнение.
Зигмунд Фрейд, австрийский невролог
Latviannews
English version

Что Стив Джобс делал в Советском Союзе

Поделиться:
Стив Джобс. Фото: Robert Galraith/Reuters/Scanpix/LETA
Его называют пионером цифровой революции и самым успешным предпринимателем в мире. История успеха Стива Джобса – до сих пор самый частый запрос интернет-пользователей. Sobesednik.ru нашел тех, кто знал этого человека до всемирной славы и списка Forbes.

Старая тетрадка пролежала в архиве ученого секретаря Института проблем информатики Академии наук Виктора Захарова 26 лет. Он достал ее 5 октября 2011 года – в день, когда весь мир провожал в последний путь Стива Джобса.

«Я – выходец из Кремниевой долины. Электроника у меня в крови», – было записано за Джобсом в тетради Виктора Захарова. Эти слова бизнесмен произнес в 1985 году, когда приезжал в Москву.

– Тогда Совет министров СССР принял решение закупать компьютеры для школ, – рассказал на Виктор Захаров. – Выбирали поставщика. К нам тогда поехали представители всех компьютерных фирм.

ЛСД и КГБ

Стив Джобс, который тогда отвечал за продвижение компьютеров Macintosh, приехал в Москву с вице-президентом Apple Альбертом Эйзенстатом.

– Стив был молодой парень, бойкий, уверенный, хорошо говорящий, – вспоминает Виктор Захаров. – Выглядел он тогда немного хипповато со своей чуть удлиненной по моде тех лет прической. Но в деловом костюме. Таким он и приехал к нам в институт. Я помню, вечером ему нужно было еще попасть в американское посольство на прием по случаю Дня независимости США.

Фирменный стиль (водолазка, джинсы, кроссовки), который позже перенимали многие известные личности – от Марка Цукерберга до Германа Грефа, – у Стива появился, когда он уже стал миллиардером. Первая подруга Стива Джобса – Крис Бреннан – в своих воспоминаниях описывала, как они покуривали травку и употребляли ЛСД. Позже это подтвердил и Пентагон, опубликовав досье на Джобса. Стиву пришлось объясняться: «Они помогали мне расслабиться и творить».

Во время московского вояжа в 1985 году такие вольности, конечно, были невозможны. Более того, Стив был уверен, что к нему по прилете в Златоглавую приставили сотрудника КГБ. По американской привычке свободы слова Джобс заговорил о Льве Троцком как о выходце из России, который поразил его больше всего. Чекист посоветовал компьютерщику не козырять своими троцкистскими симпатиями: «Вам не стоит говорить о Троцком. Он не является выдающейся личностью». Но сам Стив, как сказано в его биографии, записанной журналистом Айзексоном, не отступил и в своей речи все-таки упомянул революционера-левака. Правда, этот факт почему-то не попал в конспект выступления, который вел Виктор Захаров. То ли Джобс прихвастнул (что за ним водилось), то ли Виктор не все успел записать.

– Вообще Джобс очень весело и с подколками вспоминал поездку в Москву: например, лицей информационных технологий показался ему больше похожим на тюрьму, а у одного из специалистов по компьютерным технологиям его больше всего поразили золотые зубы, – передает Виктор Захаров.

Стив не был добряком – это подтверждают все, кто его знал.

– Инженер-разработчик Стив Возняк, который сделал для Apple точно не меньше, чем Джобс, когда бывал у нас в музее, пожаловался, что, если засиживался в офисе до 3 ночи, потом ехал домой высыпаться и появлялся на работе чуть позже обычного, Джобс его всегда отчитывал. В их тандеме Возняк больше придумывал, а Джобс – уже раскручивал, так как маркетолог он был гениальный, – рассказал «Собеседнику» директор частного музея техники Apple Андрей Антонов.

Шпион в номере

В официальной московской программе Джобса были визит в Институт проблем информатики Академии наук и семинар в лицее информационных технологий (раньше – учебно-производственный центр вычислительной техники).

– Он был очень заинтересован в нашем рынке. Даже попросил меня привезти к нему в гостиницу раскладку компьютерной клавиатуры с буквами кириллицы, – продолжает Виктор Захаров. – А директора нашего института Наумова он, например, попросил подписать на русском языке открытку с видом Кремля: «Я тебя люблю». Хотел отправить своей девушке послание из Москвы.

Кстати, помимо Захарова, в номере Джобса в «Интуристе» оказывались и совсем неожиданные люди. Миллиардер до конца жизни был уверен, что пришедший к нему без вызова техник по ремонту телевизоров на самом деле шпионил за ним.

В этот же приезд Джобс отправился с визитом к торговому атташе посольства США в Москве Майку Мерину. «Худой, долговязый, нетерпеливый» молодой человек, как описал Джобса Мерин, эмоционально и настойчиво излагал перспективы сотрудничества США и СССР в области компьютерных технологий, вплоть до открытия в Стране Советов производства Apple. Мерин стал возражать, что такие связи нарушат экспортные ограничения, которые действовали в рамках холодной войны.

«И вот этот долговязый молодой человек вскакивает и начинает на меня кричать: «Вы кто такой? Вы мелкий бюрократ, вы вообще не знаете, что вы делаете», – вспоминал позже Майк Мерин. Только рассудительный Альберт Эйзенстат смог остановить импульсивного Джобса. В знак примирения американцы вечером пошли в грузинский ресторан в Москве. Но Джобс, по воспоминаниям атташе, практически не притронулся к кавказским блюдам, ограничившись овощным салатом. Еще в молодости он отказался от употребления мяса и позже вошел в историю как один из самых известных вегетарианцев в мире.

Вербовка советского компьютерщика

В лицее информационных технологий Стиву показали учебный компьютер советской сборки «Корвет».

– Джобс проявил интерес, спрашивал: а это вы как сделали, а плата какая? И предложил одному из компьютерщиков той лаборатории – Рою – поехать в Америку, пообещал взять его в Apple. Молодой советский ученый отказался и так и остался работать в недрах Академии наук, – вспомнил Виктор Захаров.

С кем Джобс прекрасно нашел общий язык – это с академиком РАН Евгением Велиховым. Оба энергичные, заряженные своими идеями, открытые ко всему новому, они сразу поладили. Компьютерщики уверены, что Велихов возил Джобса в гости к себе на дачу в Переславль-Залесский, погрузив в багажник массивный компьютер и продукты.

– В Переславль они вместе ездили, но не на дачу, а в Институт программных систем Академии наук, – уточнила в разговоре с нами дочь академика Велихова – Наталья. Приезд американца в Советский Союз, увы, не имел продолжения: «Макинтоши» уже тогда были довольно элитной дорогой техникой. СССР сделал выбор в пользу более доступных японских компьютеров.

Римма Ахмирова

Sobesednik.ru
 
24-07-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№10(127) Октябрь 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Любовь Швецова: "Подозреваются все!"
  • Янис Зелменис: "Поражает наглость, с которой власть залезает в наши карманы"
  • Кому на руку смерть адвоката
  • Атом солнца  Аллы Сигаловой