Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Признание проблемы – половина успеха в ее разрешении.
Зигмунд Фрейд, австрийский невролог
Latviannews
English version

В латвийской армии служили офицеры-старообрядцы

Поделиться:
Солдаты Лиепайского гарнизона Латвийской армии на параде. Лиепая, 18 ноября 1923 года.
В 1935 году в Латвии жило более 200 000 русских, и почти половина из них были староверами. Староверы играли значимую роль в истории страны и в частности — ее армии. Этому неизвестному прежде факту посвятил свое исследование доктор истории Эрик Екабсонс.

Старообрядцы составляли 5,5% от жителей страны

Старообрядцы пришли на территорию Латвии (в первую очередь в Латгале и Илукстском уезде) из России во второй половине 17-го — начале 18-го веков, спасаясь от преследований на родине.

В 1935 году в Латвии насчитывалось 206 499 русских, и 99 810 человек из них были староверами. К этой общине принадлежали (очевидно, перешедшие в эту веру супруги и т.д.) и 2786 латышей, 4037 белорусов, 149 поляков, 69 литовцев, 12 немцев, по два еврея и эстонца, а также 328 представителей других национальностей. В сумме старообрядцами были 107 195 человек, или 5,5% от общего числа жителей. Большая часть из них проживали в Латгале, Риге, Рижском и Илукстском уезде, а также в других местах, в том числе в больших городах.

Старообрядцы были значимой группой жителей Латвии уже с 17-го века.

В межвоенный этап 20-го века представители старообрядцев активно работали в Сейме и в самоуправлениях городов Латгале.

Однако неизвестным остается аспект истории, связанный с участием староверов в командном составе латвийской армии. В поисках ответа на него, я подверг анализу биографические данные офицеров-старообрядцев (главным образом — из фондов Латвийского национального архива).

Среди 729 старших офицеров латвийской армии (генералов, полковников, подполковников и соответствующих званий флотских командиров и офицеров санитарной службы) было 32 немца, 26 русских, 5 евреев, 1 литовец и 1 поляк. Представители меньшинств были и среди капитанов и более младших офицеров. Среди русских заметную часть составляли старообрядцы, хотя все же меньшую, чем православные, что, помимо прочего, объясняется разным уровнем образования и отношением госучреждений к староверам в царской России — практически стать офицером, причем не кадровым, а так называемым «офицером военного времени», старообрядец мог только на последнем этапе существования империи.

Умер в лагере под Норильском
 

Павел Макаров.
Звания подполковника в латвийской армии достигли двое старообрядцев — Павел Аввакумович Макаров и Марк Дорофеевич Перевозчиков (с 1938 года — Палейс).

Павел Макаров родился 5 июля 1903 года в Риге, в семье торговца. В 1922 году окончил Рижскую городскую русскую среднюю школу и осенью того же года успешно поступил на артиллерийское отделение Военного училища латвийской армии. В 1924 году Макаров окончил училище с 1-й степенью, получив звание лейтенанта и назначение в Земгальский артиллерийский полк в Даугавпилсе. Очевидно, из-за нехватки офицеров уже в конце сентября 1924 года Макаров был назначен командиром 2-го взвода батареи (обычно это происходило только после определенного времени службы младшим офицером). В сентябре 1926 года — октябре 1927-го он был в командировке в Кавалерийском полку в Даугавпилсе, а по возвращении в свой полк был повышен до старшего лейтенанта и в январе 1928 года назначен старшим офицером 7-й, или кавалерийской, батареи.

Осенью 1929 года Макарова откомандировали на годовые курсы артиллерийских офицеров в Риге, которые он окончил с 1-й степенью. После возвращения в полк с октября 1929 года был начальником хозяйственной команды. В 1930-м сдал вступительные экзамены на Военно-академические курсы. В декабре 1932-го окончил курсы, с февраля по июль 1933 года был прикомандирован к штабу Земгальской дивизии в Даугавпилсе, потом повышен до капитана и назначен командиром батареи в своем полку. В январе 1938 года Макаров переведен командиром батареи в Отдельный артиллерийский дивизион в Цесисе. В апреле 1940 года его повысили до подполковника, назначив помощником командира дивизиона. Он был награжден орденом Трех звезд V степени.

После оккупации государства 2 августа 1940 года Макаров был переведен в штаб Видземской дивизии помощником начальника штаба, потом отправлен в сформированный из остатков латвийской армии 24-й стрелковый территориальный корпус Красной армии начальником штаба 181-й дивизии, а в июне 1941 года — на учебу в артиллерийскую академию в Москву.

Однако вскоре последовал арест и заключение в лагере на озере Лама специального ОЛП Норильлага. В сентябре 1942 года Макарова заочно приговорили к 6 годам заключения, а 22 октября 1943 года он умер.

Павел Макаров был женат на Марии Сцибор-Гурковской (русская, православная), в семье были сыновья Павел, Алексей и Александр (позже взял фамилию Дзелме).

Существенный момент, в деле, составленном после ареста, Павел Макаров указал свою национальность — «латыш».

Старший брат Макарова Леонид (родился в 1896 году) был латвийским пограничником. Его арестовали 8 мая 1941 года и казнили в ноябре 1942-го.

Как Перевозчиков стал Палейсом
 

Марк Перевозчиков-Палейс.
Другой полковник латвийской армии из старообрядцев Марк Перевозчиков родился 5 ноября 1903 года в семье адвоката, чиновника Псковского самоуправления. В 1922 году окончил Екабпилсскую городскую среднюю школу и поступил на инженерное отделение Военного училища. За время учебы ему было присвоено звание кадета-капрала, а в апреле 1924 года — кадета-сержанта. Осенью 1924 года Перевозчиков окончил Военное училище с 1-й степенью (получил награду в 40 латов как лучший в учебе кадет инженерного отделения), и лейтенантом был послан в Автотанковый дивизион.

С 1926 года был командиром вооруженного автомобиля, в 1927 году повышен до старшего лейтенанта, в апреле 1929 года назначен командиром взвода. Позже стал командиром танкового взвода, заместителем командира автомобильной роты, а также занимал другие должности. С 1932 по 1935 год учился на курсах Военной академии, которые окончил с 1-й степенью. Осенью 1935 года Перевозчиков был повышен в звании до капитана.

За хорошую службу награжден орденом Трех звезд V степени.

В мае 1938 года Марк Перевозчиков сменил фамилию на Палейс. В период авторитаризма такой шаг считался успешным для карьеры. Так, командир батальона Янис Клипсонс в аттестации осенью 1938 года писал: «Государственно настроен, интересы государства всегда ставит на первое место. Карьерист — отчасти, наверно, из-за этого сменил свою русскую фамилию на латышскую «Палейс». Очень хорош».

В свою очередь командир полка Отто Гросбартс, прочитав оценку коллеги, выразил свое мнение: «Капитан Палейс сменил свою фамилию как дисциплинированный офицер по повторному предложению высшего начальства, так что это надлежит записать ему не в минусы, а в плюсы».

Стоит добавить, что еще в 1935 году прямой начальник Перевозчикова в аттестации писал: «Лучший знаток латышского языка в полку, хотя это и не его родной язык».

После оккупации страны, 27 июня 1940 года Марк Палейс был назначен командиром Мотогруппы, в июле — повышен до подполковника, а 30 июля назначен командиром батальона. При создании 24-го территориального корпуса Палейса сначала отправили в отставку «по нехватке подходящей должности в Красной армии», а 30 ноября зачислили в корпус как подполковника — командиром противотанкового дивизиона 183-го стрелкового корпуса.

14 июня 1941 года Палейса арестовали вместе с 500 другими офицерами корпуса и вывезли в норильские лагеря. 16 октября того же года он был официально арестован как «буржуазный националист». Осенью 1942-го осужден на 10 лет заключения, с 1943 года работал бухгалтером в кассе Норильских лагерей. В декабре 1950 года освобожден, продолжил жить в ссылке, в 1954 и 1956 годах просил отменить это наказание — тщетно. Но был освобожден только в январе 1957 года, в 1958 году вернулся в Латвию. Работал бухгалтером в Риге, где и умер 14 сентября 1986 года.

Первая семья — жена Анна, урожденная Дзене, дочери Янина Йоханна и Марина Мара в конце войны бежали сначала в Германию, потом в США. Родившийся в 1929 году сын Маргон Маркел умер в 1938-м. После возвращения в Латвию Палейс женился второй раз — на Аполлинарии Федотовой.

Легионер Иванов
 

Замуэль Иванов.
Еще двое старообрядцев дослужились до звания капитана.

Замуэль (Самуил) Григорьевич Иванов родился 24 августа 1895 года в Риге, из крестьян Прудовской волости Новоторжского округа Тверской губернии. Окончил Рижское городское реальное училище. В 1916 году был мобилизован в российскую армию, служил сначала в 256-м пехотном резервном батальоне, потом — в 1-м лейб-гвардейском екатеринославском полку. В июне 1917-го окончил школу подготовки прапорщиков Западного фронта в Пскове и начал офицерскую службу в 136-м пехотном резервном полку.

После большевистского переворота в армии в феврале 1918 года был отправлен в отставку и вернулся в Латвию. В марте 1919 года мобилизован в армию Советской Латвии, из которой 29 мая дезертировал, перейдя на сторону эстонской армии. Затем поступил лейтенантом в 1-й (позже 4-й) Валмиерский пехотный полк.

Остался на военной службе и в мирное время. В 1926 году повышен до старшего лейтенанта, в 1933 году — до капитан-лейтенанта, после — до капитана и назначен командиром роты.

В 1929 году награжден орденом Трех звезд V степени.

В сентябре 1940 года был зачислен в 24-й территориальный стрелковый полк Красной армии, позже отправлен в отставку. В годы немецкой оккупации Иванова мобилизовали в латышский легион, в августе 1944 года наградили Железным крестом 2-й степени, в конце войны он служил в так называемой группе Русманиса на курземском секторе фронта. Его дальнейшая судьба неизвестна.

Андрей Китов закончил жизнь в Англии
 

Андрей Китов.
Другой капитан из старообрядцев Андрей Китов родился 26 августа 1896 года в Якобштадте (ныне Екабпилсе) в богатой семье старообрядцев, давно жившей в тех местах. Отец был владельцем кирпичной фабрики.

В 1912 году Андрей Китов окончил Якобштадтское торговое училище. В августе 1915 года его мобилизовали в российскую армию. Служил в стрелковом полку 15-й кавалерийской дивизии. В мае 1917-го окончил командирские учебные курсы и был повышен в звании до младшего унтер-офицера. 20 июня 1919 года Китова мобилизовали в 1-й (позднее 4-й) Валмиерский пехотный полк, где он служил инструктором.

В 1920-м окончил со 2-й степенью пехотное отделение Латвийского военного училища, и в 1922 году начал офицерскую службу в размещенном в Даугавпилсе 12-м Бауском пехотном полку Земгальской дивизии. Был повышен в звании до старшего лейтенанта (1926 г.), капитан-лейтенанта (1933 г.) и капитана (1939 г.). Осенью 1939 года Китова перевели командиром роты в 11-й Добельский пехотный полк, но уже весной 1940 года после окончания курсов офицеров по хозяйственной части его вернули в 12-й Бауский полк и назначили командиром хозяйственной роты.

Был награжден орденом Трех звезд V степени и орденом Виестура V степени с мечами.

В начале войны между Германией и Советским Союзом покинул 227-й стрелковый полк 24-го территориального корпуса Красной армии, в который был переведен в сентябре 1940-го. В конце войны Андрей Китов попал в Германию, оттуда перебрался в Англию. В эмиграции активно работал в латышских организациях и латышской православной общине. Умер 9 октября 1974 года в Мейденбауэрской больнице, похоронен на Бруквудском кладбище.

Военный летчик Васильев

Самолеты Gloster Gladiator авиационного полка в полете. 1930 год.
Старообрядцы были и среди младших офицерских чинов. В их числе можно упомянуть двоюродного брата Андрея Китова — Мефодия Яновича Китова. Он служил в Латгальском артиллерийском полку, но в 1931 году по состоянию здоровья был комиссован и в том же году умер.

Иначе сложилась судьба старообрядца Теодора Гавриловича Васильева. После окончания Рижской Николаевской гимназии он три года учился в Рижском политехническом институте, а во время войны в 1916 году окончил теоретические авиационные курсы в Московском техническом училище, потом — курсы мотористов в Гатчинской военно-авиационной школе. В 1917-м Васильев окончил Николаевское инженерное военное училище в Петрограде, став прапорщиком, продолжил учебу в Гатчинской авиационной школе, получив квалификацию военного летчика.

После большевистского переворота Васильев поступил на службу на Украине. Школа была переименована в Одесскую авиационную школу вооруженных сил Украины, в январе 1918 года Васильева назначили ее руководителем. Но уже осенью он вернулся в оккупированную немцами Ригу и продолжил обучение в Балтийском техническом вузе.

Васильев был в городе, когда создавалось Латвийское государство, и 23 декабря 1918-го добровольно вступил в офицерскую резервную роту временных вооруженных сил на улице Аннас, а также предпринял несколько тогда неуспешных попыток создать авиационное отделение.

После отступления в Курземе лейтенант Васильев участвовал в битвах батальона Оскара Калпака, а 3 марта 1919-го был откомандирован в Лиепаю командиром мотоциклетной команды. В начале апреля вернулся на фронт, а в июле, после возвращения временного правительства в Ригу, получил разрешение перейти в Российскую северо-западную добровольческую армию под командованием Юденича. Васильев отправился в Нарву, был повышен до подпоручика, принимал участие в боях с Красной армией под Петроградом, где силы Юденича потерпели тяжелое поражение. В декабре вернулся в Латвию и снова был зачислен в латвийскую армию как летчик Авиапарка. Уже после завершения войны за независимость в сентябре 1920 года Васильев ушел в отставку, но в 1924–1925 году он опять поступил на службу в Авиационный дивизион военным чиновником V разряда. Позже Васильева по болезни комиссовали из армии. Его дальнейшая судьба неизвестна.

Почему среди офицеров не было латгальцев
 

Николай Лебедев.
В целом староверы были представлены как в офицерском корпусе латвийской армии, так и в медицинской службе, и среди административных офицеров. Так, Николай Иванович Лебедев, например, служил в звании административного капитана-лейтенанта, а Владимир Бонифатьевич Антипов — старшего лейтенанта медицинской службы.

Старообрядцами были многие из 30 русских кавалеров военного ордена Лачплесиса. Трое из офицеров-старообрядцев принадлежали к екабпилсской, остальные — к рижской общине. То, что среди них нет лиц из Латгале, позволяет предположить, что причиной их карьерного роста стало хорошее знание латышского языка, ведь жившие в Екабпилсе и Риге староверы сталкивались с латышским языком еще до службы в армии.

До возникновения в Латвии авторитарного режима для представителей национальных меньшинств практически не существовало ограничений в службе и карьере при условии, что они знали государственный язык. После мая 1934 года это в известной мере сохранилось, но существовали некоторые неписаные преференции. Например, большие карьерные возможности открывались при латышизации фамилии, браках с латышками, разговорах только на латышском и т.д.

В остальном офицеры-старообрядцы и представители нацменьшинств в латвийской армии разделили с другими жителями Латвии все зигзаги истории. И на их долю выпало насильственное уничтожение государственной независимости, репрессии, принудительная служба в созданных немецкой оккупационной властью военных структурах, эмиграция и т.д.

Эрик Екабсонс, доктор истории, "Открытый город" 

Фото: Военный музей Латвии и архив LVVA

 



 
02-11-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№11(104) Ноябрь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Ирина Малыгина: "OLAINFARM будет развиваться так, как задумал отец"
  • Рак скоро перестанет быть болезнью, от которой умирают
  • Криштопанс готов построить с Трампом поле для гольфа
  • Друг Барышникова: "Миша в городе, и я снова нужен"
  • Рижская любовь Тургенева