Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Просвет появляется именно в тот момент, когда уже кажется, что все усилия напрасны.
Джеймс Хедли Чейз, английский писатель
Latviannews
English version

Будущая модель Риги — город за 15 минут

Поделиться:
2021 год лишил нас последних иллюзий о краткосрочности пандемии. Специалисты различных отраслей пытаются прогнозировать, как изменится мир в результате Covid-19. Наиболее серьезные трансформации ожидаются в стратегии развития городов. Как локдауны повлияли на Ригу? Что изменится в будущем? И какие решения должны принять рижские власти, чтобы город смог адаптироваться к возможным будущим кризисам?

ДЕМОГРАФИЯ: МАССОВЫЙ ОТТОК

Что происходит?

По данным ЦСУ, за 2020 год население Риги сократилось на 6,5 тысячи человек, или на один процент, и пандемия сыграла здесь не последнюю роль. Показатели заболеваемости и смертности в столице превышают средние показатели по стране, при этом все больше рижан предпочитают пережидать локдауны за пределами города — в пригородах на дачах или за границей.

На самом деле рижане начали убегать из города намного раньше, чем мир столкнулся с угрозой коронавируса. За последние 20 лет число жителей Риги сократилось с 766 тысяч до 628 тысяч человек, то есть почти на 20%. Особенно сильно «просел» центр города: если в 2000 году там жило порядка 50 тысяч человек, то сейчас только 30 тысяч.

Основных причин три: негативное миграционное сальдо (рост миграции за рубеж), отрицательный естественный прирост населения (смертность превышает рождаемость) и отток людей из Риги в ближайшие самоуправления (Марупе, Пиньки, Бабите, Царникава, Саулкрасты и т.д.). Число жителей Пририжского региона с 2000 по 2020 год увеличилось с 358 до 375 тысяч.

Выбор места жительства определяется сложной совокупностью факторов, и простые политические решения, вроде бесплатного проезда для задекларированных жителей или повышенного пособия на рождение ребенка, играют здесь заведомо второстепенную роль.
Люди, которые решили сменить Ригу на Марупе, скорее всего, сделали это для того, чтобы переехать из квартиры в многоэтажке в собственный дом. Темпы строительства частного жилья в Пририжском регионе в десять раз обгоняют столичные: в 2020 году в Риге было выдано 115 разрешений на строительство частных одноквартирных домов, а в Пририжском регионе — 1050.

Чем это опасно?

Неконтролируемая депопуляция ведет к убыткам для экономики города и негативно влияет на модель его развития. Переехавшие в Бабите и Марупе прекращают платить налоги в бюджет столицы, но при этом продолжают пользоваться ее инфраструктурой – ездить в Ригу на работу, в магазины, к врачам, возить детей в престижные рижские школы. Это существенно увеличивает риск дорожных заторов на въезд и выезд из центра, а также повышает нагрузку на мосты.

Миграция в пригороды сильно меняет возрастную структуру общества: молодые семьи с детьми перебираются в «новые поселки», пожилые люди остаются в микрорайонах и центре. По данным ЦСУ, только за 2020 год число людей работоспособного возраста в столице сократилось на 5,5 тысячи, уменьшив удельный вес этой группы в общей структуре населения до 61,1%. Иными словами, на троих работающих в Риге приходится двое иждивенцев — пенсионеров и детей.

Отток платежеспособного населения на окраины неизбежно увеличивает нагрузку на социальный бюджет Риги и риски городской сегрегации — деление метрополии на неблагополучные «гетто» из многоэтажек и районы элитных особняков. По данным Еврокомиссии, уже сейчас в городах Латвии 22,5% жителей, или каждый пятый, подвержены риску бедности и социальной изоляции. Для сравнения: в Финляндии — 16,3%, в Польше — 14,6%, а в Чехии — 12,5%.

Для столицы нынешнее расползание города опасно еще и тем, что неэффективно расходуются ресурсы. Из-за недостаточного числа школьников столичным властям приходится объединять и закрывать школы. А нежелание людей жить в центре превращает большую часть жилфонда в заброшенное жилье. По данным Департамента имущества Рижской думы, в столице сейчас насчитывается 1183 деградирующих объекта, из которых 156 расположены в центре. 85% всех трущоб принадлежат частным лицам, поэтому городским властям достаточно трудно найти управу на владельцев.

Что делать?

Рига оказалась плохо приспособленной к локдаунам. Спальные районы, построенные в середине прошлого века, не предполагали, что люди будут проводить в них по 24 часа в сутки — там слишком мало парков, детских площадок, мест досуга. Вводимые государством ограничения на посещение магазинов тут же спровоцировали панику и появление очередей, которые, к слову, почти отсутствовали в центре, где инфраструктура традиционно развита лучше, чем на окраинах.

По мнению урбанистов, пандемия заставит градостроителей пересмотреть принцип планирования городов, перейдя с макроуровня к развитию отдельными микроблоками. Модель «город за 15 минут» уже взяли на вооружение власти Лондона, Парижа и Барселоны. Ее суть — в радиусе пятнадцатиминутной ходьбы от места жительства человека должны быть доступны все необходимые услуги, а также места для отдыха, спорта и культурного досуга.

Пока развитие латвийской столицы трудно назвать сбалансированным. По данным, обобщенным столичным самоуправлением, в центре в радиусе 300 метров от своего дома поликлинику или больницу имеют 58% жителей, в Ильгюциемсе только 25%, а в Иманте — 4%. Схожая ситуация с расположением магазинов, школ, детских площадок, стадионов и остановок общественного транспорта.

Есть разные теории, как предотвратить вымирание города. С похожей проблемой сталкивается не только Рига. По прогнозам Еврокомиссии, больше половины европейских городов в ближайшие годы переживут депопуляцию. Однако есть и те, кому удается значительно увеличить численность населения. Например, Брюссель, Стокгольм и Люксембург в течение следующих 30 лет — за счет повышения рождаемости и миграции — могут увеличить число жителей на 50%, считают эксперты Еврокомиссии.

В случае с Ригой будет крайне наивно надеяться, что нынешние жители Марупе или Бабите захотят вернуться в Плявниеки и Кенгарагс. Но город может остановить тех, кто еще раздумывает об отъезде, или привлечь в столицу жителей менее обеспеченных регионов.

Один из возможных сценариев исходит из того, что Рига должна развиваться по принципу метрополии, то есть вступать в тесное сотрудничество с Пририжским регионом и планировать дальнейшее строительство инфраструктуры с учетом новых элитных спальных районов на окраинах. На практике это означает, что нужно обеспечить регулярное транспортное сообщение с соседними муниципалитетами (сейчас, например, автобус из центра в Бабите по будням курсирует всего два раза в час, по выходным — один).

Другой важный шаг — обеспечить доступное качественное жилье в центре Риги. Опросы, проводимые компаниями недвижимости, показывают, что молодые люди (особенно без детей) готовы жить в центре Риги, но этому мешает отсутствие адекватного предложения аренды. Городские власти должны задуматься о расширении социального и муниципального фонда жилья.

Сейчас в распоряжении столицы для размещения нуждающихся имеется только 65 домов, из которых 48 муниципальных (предназначены для аренды) и 17 социальных (для очередников). В сумме удельный вес принадлежащего городу жилфонда составляет только 0,2% от всего числа жилых домов в городе. Для сравнения: в Вене 62% жителей живут в социальных домах, и они не ассоциируются там с понятиями «бедность» и «неблагополучие» (претендовать на социальное жилье может любой, чей годовой доход после уплаты налогов не превышает 47 тысяч евро). Дефицит предложения доступного и качественного временного жилья также мешает Риге привлекать молодых специалистов из регионов и соседних стран.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРАНСПОРТ: ПОТЕРЯ ДОВЕРИЯ

Что происходит?

Пандемия Covid-19 стала серьезным испытанием для общественного транспорта Риги: пассажирский поток сокращался до 80%, причиняя миллионные убытки предприятию Rīgas satiksme, при этом попытки компании уменьшать число рейсов не нашли понимания у горожан.

По данным ЦСУ, в 2020 году рижские троллейбусы перевезли на 30% меньше пассажиров, чем годом ранее, а рижские трамваи — на 42%. Данные, опубликованные на сайте Rīgas satiksme, показывают, что в отдельные месяцы, например, в апреле 2020-го, общий пассажиропоток упал сразу на 80%(!) по сравнению с апрелем 2019-го. В декабре, когда был объявлен второй локдаун, число перевезенных пассажиров было вполовину меньше, чем в декабре 2019-го. Все это не могло не отразиться на финансовом положении компании: если до пандемии каждый год доходы от продажи билетов составляли примерно 50 млн евро, то в 2020-м они были ниже 33 млн евро.

Предприятие пыталось оптимизировать расходы, сократив число рейсов, но это вызвало сильное возмущение пассажиров и мало отвечало эпидемиологическим требованиям в часы пик. Дополнительным ударом стало принятое правительством решение, ограничивающее число пассажиров в салоне.

Чем это опасно?

Нежелание горожан использовать общественный транспорт ведет к увеличению числа личных автомобилей, а следовательно — повышает угрозу дорожных заторов и увеличивает объемы выбросов CO2. При этом само муниципальное предприятие общественного транспорта становится для самоуправления чемоданом без ручки, который и бросить нельзя (муниципалитет по закону обязан обеспечивать горожанам возможность «добраться до медицинских и образовательных учреждений, рабочих мест, государственных и муниципальных служб в нормальное рабочее время»), и тащить становится очень накладно (на возмещение убытков от сокращения числа пассажиров только в 2020 году предприятию Rīgas satiksme из столичного бюджета было выделено дополнительно 3,1 млн евро).

Что делать?

Рига — не единственный город мира, который столкнулся с проблемой недоверия населения к общественному транспорту. По данным Google, весной 2020 года показатели т.н. «тенденции мобильности» для узлов общественного транспорта в Италии упали на 53%; в Испании — на 59%, а в Великобритании — на 58%.

Один из способов, как повысить популярность общественного транспорта у населения, — это полная отмена платы за проезд. Сторонники этой идеи подчеркивают, что уже сейчас во многих городах доходы от продажи билетов покрывают всего 20–40% от всех затрат на содержание общественного транспорта. При этом отказ от платной модели позволит сократить расходы на администрирование (продажа и контроль билетов), а также станет существенной социальной поддержкой людей с низкими доходами.

Бесплатный общественный транспорт для задекларированных жителей уже действует в Люксембурге и Таллине. По данным опросов, проведенных в конце 2020 года таллинским самоуправлением, общественным транспортом в столице Эстонии пользовалось 76% населения. В Риге, как свидетельствуют результаты недавнего исследования SKDS, — только 60%.

КОММЕРЧЕСКАЯ НЕДВИЖИМОСТЬ: ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Что происходит?

Пандемия внесла серьезные изменения в работу рынка коммерческой недвижимости: офисы перестали быть обязательным элементом для ведения бизнеса. Магазины, расположенные в крупных торговых центрах, стали проигрывать по доступности маленьким магазинам с отдельным входом, а популярные некогда рестораны и кафе — под давлением ограничений и локдаунов — все чаще вынуждены сворачивать свою деятельность. Опрос, проведенный Латвийским объединением ресторанов, показал, что оборот 40% предприятий общепита за последние месяцы упал на 35%, а у трети заведений — на 60%.

По данным ЦСУ, в конце 2020-го в Латвии дистанционно работал каждый пятый — в основном это были работники отраслей ИТ, финансов и страхования, операций в сфере недвижимости, науки и госуправления. Согласно результатам опросов, порядка 70% латвийских предприятий рассматривают возможность и после окончания пандемии сохранять возможность работать удаленно, а 60% компаний изучают вопрос о смене офисных помещений с целью снижения расходов на содержание.

При этом сам рынок коммерческой недвижимости, напротив, за годы пандемии только растет. По прогнозам компании CBRE Baltics, в течение пяти лет за счет новых проектов офисные площади в Риге увеличатся минимум на 200 000 квадратных метров. Риелторы надеются, что некоторые предприятия под влиянием угрозы коронавируса все-таки захотят расширить свое рабочее пространство.

Однако на мировом уровне наблюдается обратная тенденция: такие корпорации, как Twitter, Apple, Google, Facebook, допускают, что в течение следующих лет их работникам будет предоставлен гибкий режим работы: два-три дня в офисе, остальное — из дома. Согласно опросу Savills Global Sentiment Survey, проведенному в 31 стране мира, 84% работников ожидают, что после пандемии объем их надомной работы только возрастет.

Чем это опасно?

Пустующие коммерческие помещения — путь к деградации городского ландшафта и экономики. Отъезд жителей на окраины, ограничения на экономическую деятельность и отсутствие туристов сильно ударили по столичным торговцам. По подсчетам компаний недвижимости, в центральной части Риги пустует одна пятая всех торговых помещений. Спрос на офисные помещения в столице Латвии также сильно ниже, чем у соседей. В конце 2021-го доля свободных офисных площадей в Риге составляла 15,1%, в Таллине — 8,2%, в Вильнюсе — 9,1%, говорится в новейшем исследовании Colliers Baltics.

Что делать?

По мнению зарубежных урбанистов, городские власти должны уже сейчас думать о том, как изменить функциональность многих зданий. И многие метрополии уже идут по этому пути. Например, в лондонском районе Сити пустые офисы к 2030 году превратят в жилые дома для полторы тысячи семей. Австралийский город Мельбурн, в свою очередь, решил изменить конфигурацию пространства целого делового района Little streets, создав там среду для прогулок, приема пищи и других мероприятий на свежем воздухе. Город также изучает способы поддержки ресторанов, преобразуя в обеденные зоны парковочные стоянки, парки и другие открытые пространства.


По мнению экспертов, пандемия простимулирует переход к разнообразным стратегиям размещения сотрудников и появлению гибридной модели, сочетающей работу на дому, локальные офисные центры и головной офис.

Кафе и ресторанам также придется подстроиться под новые реалии. Скорее всего, в небытие уйдут маленькие домашние заведения на два-три столика, или им придется переориентироваться на работу «на вынос». От выживших рестораторов потребуются солидные инвестиции в строительство утепленных террас и защитных перегородок, изменение самой модели обслуживания. Все это, естественно, приведет к удорожанию услуг и обострению конкуренции. Дополнительным стрессом для бизнеса станет неизбежное сокращение числа туристов, поэтому тем латвийским общепитам, которые до сих пор ориентировались на приезжих клиентов, придется подумать о привлечении дополнительных клиентов из числа местных жителей.

"Открытый город"
 
24-01-2022
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№05(146)Май 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Дайнис Путвикис готов производить в Латвии тесты на COVID-19
  • Ядерное будущее латвийской энергетики
  • "Новая газета. Европа" приземлилась в Риге
  • Виталий Манский - свидетель Путина
  • Русская мода возникла из мундиров