Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Перед Богом мы все одинаково умны, точнее — одинаково глупы.
Альберт Эйнштейн, немецкий физик
Latviannews
English version

Машина абсурда: жужжит, летает, в цель не попадает

Поделиться:

Владимир Вигман, зам.главного редактора журнала "Открытый город"

Смысл бессмысленных действий заключается в том, чтобы никакого смысла не было. Это как в старом анекдоте: «Что такое — жужжит, летает, в жопу не попадает? Советский жужжащий летательный аппарат для попадания в жопу». Цель — ничто, процесс — все. В этом направлении наши ветви власти достигли просто выдающихся успехов.

Битва за Варакляны

Самый яркий пример — последний политический кризис в стране, в результате которого возникла угроза роспуска 13-го Сейма.

Что, вы не заметили никакого кризиса? Ну да, в отличие от громоподобного «Указа № 2» в 2011 году, когда президент Валдис Затлерс инициировал референдум о роспуске 10-го Сейма, а народ Латвии в едином порыве продемонстрировал «любовь» к своим избранникам, отправив их в отставку, на сей раз все прошло без шума и пыли. Президент Эгил Левитс вызвал на ковер руководителей парламентских партий и поставил перед ними ультиматум: продолжите голосовать супротив решения Суда Сатверсме — запущу механизм роспуска Сейма.

Что же такое должно было случиться в стране, чтобы в нашем присыпанном кабинетной пылью главе государства вдруг проснулось сердце льва? Чтобы гнущаяся при малейшем ветерке президентская власть отважилась отхлестать власть законодательную?

А произошло вот что. В ходе скандальной административно-территориальной реформы под руководством уже бывшего министра охраны среды и регионального развития Юриса Пуце карту Латвии перекроили так, что Варакляны подверстали к Резекненскому краю, что в Латгалии, между тем вараклянские власти и значительная часть населения желают быть приписанными к краю Мадонскому, что в Видземе. Самоуправление Вараклян подало иск в Конституционный суд, и тот признал решение Сейма противоречащим Сатверсме.

Но на этом леденящая кровь история не закончилась. Депутаты от Национального объединения и Новой консервативной партии, заручившись поддержкой оппозиционных коллег, наплевали на решение Суда Сатверсме и вновь проголосовали за то, чтобы Варакляны были отнесены к Резекненскому краю.


Вот тогда-то в Левитсе проснулся зверь, и он пригрозил мятежникам страшными карами.


Понимая, что шансы сохранить свои теплые места в случае референдума о роспуске Сейма у них ничтожны, депутаты дали задний ход и в окончательном чтении приняли поправки к Закону об административных территориях и поселениях, которые определяют выделение Вараклян в отдельный край.

Закон предусматривает, что самоуправление Вараклянского края до 1 октября этого года организует общественные консультации по вопросу слияния с прилегающими краями. То есть вараклянцев наконец спросят, в каком крае они хотят быть — в Мадонском или Резекненском. Бис, браво! Занавес.

Я так подробно рассказываю историю борьбы за самостоятельность Вараклян, чтобы показать, как работает «жужжит, летает» в государственном масштабе. Все эти высокооплачиваемые люди — президент, депутаты Сейма, судьи Конституционного суда, чиновники Министерства охраны среды и регионального развития, деятели местного самоуправления — месяцами трудились над тем, чтобы получить результат, который яйца выеденного не стоит.

Мне приходилось бывать в Вараклянах и не в обиду тамошним жителям скажу: это не Саудовская Аравия и не Клондайк. Месторождений нефти и газа там нет, золотых приисков, увы, тоже. Население всего Вараклянского края на 2018 год составляло немногим больше 3 тысяч человек, площадь — около 280 км².

Понятно, что у местных жителей есть свои предпочтения, у политиков есть свои шкурные интересы. Но чтобы доводить вараклянский казус до кризиса с угрозой роспуска парламента — это в нормальную голову не укладывается.

Вот смотрите — когда Латвия подписала договор о границе с Россией, отказавшись от территориальных претензий на Абрене (Пыталово), никакого кризиса не было, когда большинство депутатов Сейма цинично игнорировало принятые самими законы о повышении зарплат медикам и об отмене обязательного компонента закупки электроэнергии (OIK) и т.д., никаких серьезных кризисов не возникало. А на Вараклянах вдруг рвануло! В чем же тайна?

А никакой тайны, просто так работает машина абсурда, процедура — все, результат — ничто!


Уколоться, проколоться

История № 2 на тему «жужжит, летает» — это, конечно, беспримерная имитация борьбы латвийских чиновников с пандемией Covid-19. Именно имитация, а не борьба. Здесь жужжали и летали в несколько этапов и на самых разных уровнях.

Надо сказать, что поначалу Бог Латвию миловал. То ли благодаря невысокой плотности населения, то ли благодаря его дисциплинированности, но заболеваемость аж до осени оставалась невысокой, и у властей образовалось время, чтобы спланировать свои действия.

А к этому времени — вот чудо! — ученые в рекордные сроки создали несколько вакцин против Covid-19. Вот тут-то наша славная машина абсурда и заработала в полную силу.

Всему миру было понятно, что главная задача — выбор вакцин и оформление контрактов на их закупку. Правительство Кришьяниса Кариньша тоже не осталось в стороне. И доверило этот процесс… Доверило этот процесс… Оно потом еще долго разбиралось, кому доверило этот процесс. Выяснилось, какой-то рабочей группе, полномочия которой даже не были оформлены соответствующим образом.

Проведенное позже расследование показало, что в выборе участвовала куча чиновников и консультантов из Министерства здравоохранения и всяких других структур. Решение затянули до самого дедлайна в декабре 2020-го и выбрали вакцину AstraZeneca.

По закону функционирования машины абсурда, попали пальцем в небо — производители препарата сорвали поставки, относительно качества самой AstraZeneca возникли серьезные вопросы, ряд стран ограничили ее применение или даже совсем от вакцины отказались, хотя ее и попытались закамуфлировать под другим названием — Vaxzevria.

Что характерно: при первой закупке 19 ноября 2020 года Латвия могла подать заявку на получение до 860 000 доз вакцин Pfizer/BionTech, но было принято решение закупить 97 500. В следующем раунде, когда было предложено 430 000 доз вакцины от этого производителя, Латвия подала заявку на 100 000. А в конце прошлого года «рабочая группа» решила заказать только половину доступных доз вакцины Moderna.


Можно, конечно, возразить: кто же знал, какая вакцина окажется лучше? Однако вопрос этот не настолько риторический, как может показаться. На него есть ответ: Израиль, например. Там всю страну привили Pfizer/BionTech.


Понятное дело, тут же принялись искать. Нет, не вакцины — виноватых. И нашли. Министра здравоохранения Илзе Винькеле отправили в отставку, под раздачу попали госсекретарь Минздрава Дайна Мурмане-Умбрашко и директор Госагентства лекарств Свен Хенкузенс.

В конце мая KNAB по факту закупки вакцин даже начал уголовный процесс. Готов биться о заклад, что закончится он ничем. Потому что, повторюсь, результат в машине абсурда — ничто, а процесс — все. В том числе уголовный процесс.

Фамилии Кариньша, который по сути пустил самый жизненно важный для страны вопрос на самотек и не проконтролировал его, в списке проштрафившихся не оказалось.

Чтобы проиллюстрировать, как работает машина абсурда на правительственном уровне, приведу фрагмент стенограммы заседания Кабинета министров от 17 октября 2020 года.

Кришьянис Кариньш: Так что даже если бы было 200 тысяч (очевидно, доз вакцин. — Прим. freecity.lv), то нам нужно увеличить их примерно в десять раз. О, боже ... Я понимаю, у нас будет... Но я также понимаю, какие трудности мы планируем диверсифицировать, но это только до тех пор, пока кто-то действительно не зарегистрируется, когда будет зарегистрировано, затем попытайтесь получить максимум, но тогда весь мир захочет от них по максимуму. Там у нас будет, но это означает, что даже если появится, если кто-то зарегистрирует в декабре или январе какое-то лекарство, мы хорошо если во второй половине 2021 года или даже в конце 2021 года сможем вакцинировать людей. Это значит, что мы эти ковид-размышления фактически должны растянуть на год, прежде чем сможем вакцинировать. Я с трудом представляю, что мы при всем своем желании сможем ввести такое большое количество доз за столь короткое время. Кроме того, люди не захотят, тогда будут приоритетные люди, некоторые из них откажутся, что с ними делать, ведь нельзя дать им пропасть (надо полагать, не «приоритетным людям», а вакцинам. — Прим. В.В.).

Илзе Винькеле: От чего откажутся, то привьем Кабинету с теми же просроченными сроками годности, делать нечего, не выбрасывать же хороший товар.

Кариньш (смеется): Все равно, что выпить старый кефир, что от этого будет?

Винькеле: Те, кто не верит в ковид, те и получат.

И это диалог главы правительства и министра здравоохранения по вопросу, от которого, без всякого преувеличения, зависят жизни людей и будущее экономики страны. Уровень компетентности зашкаливает!

Короче, в весну страна вступила с новым главой Минздрава Даниэлем Павлютсом, старым премьером Кариньшем и при остром дефиците вакцин.

Павлютс, засучив рукава, взялся за дело и выбил деньги… На создание Бюро проекта вакцинации. На огромные зарплаты наняли специалистов… Большей частью — по общественным отношениям.

 

Возглавила бюро исполнительный директор Праздника песни и танца Эва Юхневича. А кто еще — не профессионалы же в области медицинского менеджмента. Так что еще хорошо, что в бюро наняли не музыкантов.

Специалисты по общественным отношениям, естественно, занялись общественными отношениями и рекламой вакцинации. Даже укололи ряд президентов и высокопоставленных и не очень должностных лиц, полагая, что после этого народ попрет прививаться.


Если бы нашей страной руководили люди масштаба Ангелы Меркель, то, может, народ и попер бы. Но авторитет наших «лидеров», как свидетельствуют рейтинги, ниже плинтуса, а опускаться до такого уровня люди не горят желанием.


К тому же с вакцинами AstraZeneca случился перебой. А нет вакцин — нет и вакцинации.

Тем временем шестеренки и колесики машины абсурда продолжали крутиться. Правительство занялось чрезвычайно важным делом, запрещая торговать то алкоголем, то носками, то одеколоном, то швабрами и прочей всякой всячиной, потом отменяя запреты.

А тут подоспело лето. Народ сообразил, какие перспективы для путешествий обещает ковид-сертификат, и отправился колоться. Что характерно — без всякого участия Бюро вакцинации, которое только в июне все же приняло решение не выпускать специальную газету для стимулирования населения.

Уверен, что и это — не финал. О сколько нам открытий чудных готовит абсурдизма дух!

«Прозрачность» — все, доходы — ничто

Теперь перейдем к проявлению «жужжит, летает» в экономической области. Здесь ярчайшие примеры — реформы латвийских портов и банковской отрасли.

Коалиция во главе с Кариньшем все уши прожужжала, что новый порядок сделает работу портов прозрачнее, эффективнее, выгоднее для государства.
И что же? Реформа проведена, в Рижском и Вентспилсском портах произошла смена модели управления, они преобразованы в государственные общества капитала. Прозрачность просто сказочная!

Хуже с эффективностью и выгодой для государства. В прошлом году грузооборот одного литовского порта Клайпеда — 47,7 млн тонн — превзошел грузооборот всех портов Латвии — 43,2 млн. В первом квартале 2021 года в Клайпеде за три месяца перевалено 11,3 млн тонн грузов, в латвийских портах —11,15 млн.

Понятно, что есть геополитический фактор отношений с Россией и Беларусью, есть пандемия. Но все это в равной степени относится и к литовской Клайпеде, не так ли?

А тут еще премьер Кариньш выступает с исторической речью, что транзит Латвии не нужен. А значит, не нужны и порты. Тогда зачем их реформировать? А ради процесса.

Аналогичная ситуация и с «капитальным ремонтом» банковской отрасли. «Прозрачности» — сверх всякой меры, а инвесторы в «прозрачное» государство — ни ногой. Кому же это понравится — на каждую транзакцию нужна бумажка, а средства ни с того ни с сего могут заморозить, а то и отнять. Жужжит, летает — страшное дело!

Либо снимите крестик, либо наденьте трусы

Последний пример — из другой области, юридической. Хотя тоже имеет отношение к клинике…

Итак, бывший акционер неплатежеспособного ныне банка PNB (тогда еще Norvik banka) Григорий Гусельников имеет серьезные претензии к латвийскому государству, утверждая, что коррумпированная система банковского надзора Латвии, которую возглавлял Илмар Римшевич, намеренно довела его банк до цугундера.

Судебное разбирательство по существу еще не началось, но в Международном центре разрешения инвестиционных споров в Гааге слушается вопрос, имеет ли Гусельников, как гражданин Великобритании, право подать международный инвестиционный иск к Латвии.

Так вот, по информации Diena, за три года государство только на этот процесс потратило несколько миллионов евро — то да се, дорогая парижская юридическая фирма, пара латвийских юридических фирм, командировки в Париж и Гаагу группы чиновников Госканцелярии и Комиссии рынка финансов и капитала.

Тем временем в Рижском районном суде в Юрмале лежит дело по обвинению в коррупции бывшего главы Банка Латвии Илмара Римшевича. Выходит, что там, в Европе, латвийскому государству предстоит доказывать, что никакой коррупции в нашей системе банковского надзора не было и банк PNB потерпел крушение исключительно по вине его акционеров, а здесь, в Юрмале, то же государство будет доказывать, что коррупция все же была. Тут, как говорится, либо снимите крестик, либо наденьте трусы. Ведь если в Юрмале преуспеет прокурор, то в Гааге и Париже шансы Латвии значительно поблекнут.


Недавно президент Латвии Эгил Левитс выступил с эпохальным заявлением: «Правительство действует, спотыкаясь и падая, но спотыкаясь и падая в правильном направлении!»


Вот лозунг, достойный быть начертанным на машине абсурда!

"Открытый город"

 
20-07-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№9(138) Сентябрь 2021
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Шавкат Мирзиёев: От национального возрождения  к национальному прогрессу
  • Preses Nama Kvartāls отстроят за 450 млн евро
  • Будет ли у русских свое ТВ ?
  • Как сериалы заменили реальную жизнь